Что такое экспериментальный правовой режим и почему он важен для индустрии БАС

Новые технологии появляются каждый день, но законодательства разных стран — в том числе, России — не успевают создавать для них подходящее правовое поле. В итоге, многие полезные инновации не урегулированы и либо применяются "на свой страх и риск", либо запрещаются "от греха подальше". ЭПР — как раз тот инструмент, который позволяет решить эту проблему.

Экспериментальный правовой режим (ЭПР) в сфере цифровых инноваций — это применение в отношении участников ЭПР в течение определенного периода времени специального регулирования по направлениям разработки, апробации и внедрения цифровых инноваций (Федеральный закон от 31.07.2020 N 258-ФЗ (ред. от 02.07.2021) "Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации").

Иными словами, ЭПР является чем-то вроде регулятивных "песочниц", в границах которых отрабатывают применение новых технологий и тестируют проекты подходящего для них регулирования.

По завершении ЭПР уполномоченный орган оценивает его результаты и принимает решение о том, интегрировать ли отработанные решения в общую систему законодательства или нет.

ЭПР имеет огромное значение для российской индустрии БАС!

Именно благодаря этому инструменту системные заказчики услуг с применением беспилотников и их разработчики на практике могут показать регулятору свои возможности и предложить проект регулирования цифровых и технологических инноваций.

Главные цели ЭПР:

  • формирование по результатам реализации ЭПР новых видов и форм экономической деятельности, способов осуществления экономической деятельности;
  • развитие конкуренции;
  • расширение состава, повышение качества или доступности товаров, работ и услуг;
  • повышение эффективности государственного или муниципального управления;
  • обеспечение развития науки и социальной сферы;
  • совершенствование общего регулирования по результатам реализации экспериментального правового режима;
  • привлечение инвестиций в развитие предпринимательской деятельности в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации;
  • создание благоприятных условий для разработки и внедрения цифровых инноваций.

Одним из ключевых принципов ЭПР является "минимизация отступлений от общего регулирования".

То есть, организуя "песочницу", не следует создавать оторванный от реальности микро-мир, где нет никаких запретов. 

Каждый ЭПР должен быть направлен на системные изменения и результаты.

Но об эффективных изменениях не может идти речь, если программа ЭПР изначально выстроена с позиций отмены неработающих норм без предложения альтернативных. 

Сегодня в России уже "действуют" два ЭПР: один — в Камчатском крае, Ханты-Мансийском автономном округе – Югре, Чукотском автономном округе и Ямало-Ненецком автономном округе, второй — в Томской области.

Оба, в частности, предполагают введение специального регулирования в отношении БВС с максимальной взлетной массой более 30 кг и внедрения системы управления опытным районом.

Кроме того, к запуску готовится проект программы ЭПР для города Иннополис, который, в том числе, предполагает отработку схемы, при которой один внешний пилот будет управлять группой БВС, выполняющих взлет и посадку на распределенные терминалы автономного базирования с применением специальной цифровой платформы в городских условиях. 

Программа также позволит отработать технологии удаленной идентификации БВС в интересах уполномоченных структур и некоторые задачи безопасных совместных полетов в общем воздушном пространстве в соответствии с утвержденной правительством РФ "Концепцией интеграции беспилотных воздушных судов в единое воздушное пространство Российской Федерации".

И все же перечисленные программы ЭПР охватывают далеко не все проблемы, с которыми сегодня сталкивается индустрия БАС в России. 

Открытыми остаются вопросы о:

  • внедрении технологий DAA (Detect and Avoid — распознать и избежать), позволяющих выйти из сегрегированного в общее вооздушное пространство и от разрешительного к уведомительному порядку полетов БВС;
  • системе наблюдения и идентификации БВС средствами УВД;
  • наблюдении и идентификации БВС уполномоченным органом;
  • возможности организации риск-ориентированной сертификации БАС для ограниченного допуска к грузовым перевозкам, и т.п.

Стоит отметить, что регулятивные "песочницы" применяются и в других странах мира: в Великобритании, США, Австралии, Сингапуре, ОАЭ, Китае (Гонконге), Малайзии, Таиланде, Индонезии, Бахрейне, Швейцарии и Канаде.

Ряд других государств — например, Индия и Пакистан — прорабатывают возможность реализации таких проектов у себя.

Комментарии

Для добавления записи необходимо авторизоваться или зарегистрироваться на портале

Главное
АНАЛИТИКА АРХИПЕЛАГА
Укажите группу интересов, которую вы представляете
Перейти к опросу
Обсуждения